24 апреля в среду с 18 часов - встреча в школе Михаила Ильяева. Чай, кофе, худсовет, общаемся!
------------------------------------------------------------------------------------------------------
11 мая 2019 г. организуем Московский День резчика, посвященный 85-летию Михаила Ильяева, заслуженного работника культуры России, основателя школы резьбы по дереву. Выставка, концерт и поздравления. Приглашаем авторов к 11-30, зрителей к 12 часам. Вход свободный. Московский Дом творчества, г. Москва, м. Новокузнецкая, Большой Овчинниковский пер. д.24, стр. 4. Тел. +7 916 234-834-1

"Каторжная работа", К. Паустовский

дата публикации 04.01.2019 г. в 11:22

От редактора

Продолжаем параллели о творчестве. Удивительные совпадения с резьбой и лепкой. Поиск наиболее лаконичного и убедительного образа и стиля. Лепка вариантов эскизов, а не одного. "Вылеживание" заготовки.

Константин Паустовский. Рассказы о Бабеле

"…Но давайте говорить по порядку. Когда я в первый раз записываю какой-нибудь рассказ, то рукопись у меня выглядит отвратительно, просто ужасно! Это — собрание нескольких более или менее удачных кусков, связанных между собой скучнейшими служебными связями, так называемыми «мостами», своего рода грязными веревками. Можете прочесть первый вариант «Любки Казак» и убедитесь в том, что это беспомощное и беззубое вяканье, неумелое нагромождение слов.

Но тут-то и начинается работа. Здесь ее исток. Я проверяю фразу за фразой, и не единожды, а по нескольку раз. Прежде всего я выбрасываю из фразы все лишние слова. Нужен острый глаз, потому что язык ловко прячет свой мусор, повторения, синонимы, просто бессмыслицы и все время как будто старается нас перехитрить.
Когда эта работа окончена, я переписываю рукопись на машинке (так виднее текст). Потом я даю ей два-три дня полежать — если у меня хватит на это терпения — и снова проверяю фразу за фразой, слово за словом. И обязательно нахожу еще какое-то количество пропущенной лебеды и крапивы. Так, каждый раз наново переписывая текст, я работаю до тех пор, пока при самой зверской придирчивости не могу уже увидеть в рукописи ни одной крупинки грязи.

Но это еще не все. Погодите! Когда мусор выброшен, я проверяю свежесть и точность всех образов, сравнений, метафор. Если нет точного сравнения, то лучше не брать никакого. Пусть существительное живет само по себе в своей простоте.
Сравнение должно быть точным, как логарифмическая линейка, и естественным, как запах укропа. Да, я забыл, что, прежде чем выбрасывать словесный мусор, я разбиваю текст на легкие фразы. Побольше точек! Это правило я вписал бы в правительственный закон для писателей. Каждая фраза — одна мысль, один образ, не больше. Поэтому не бойтесь точек. Я пишу, может быть, слишком короткой фразой. Отчасти потому, что у меня застарелая астма. Я не могу говорить длинно. У меня на это не хватает дыхания. Чем больше длинных фраз, тем тяжелее одышка.

Я стараюсь изгнать из рукописи почти все причастия и деепричастия и оставляю только самые необходимые. Причастия делают речь угловатой, громоздкой и разрушают мелодию языка. Они скрежещут, как будто танки переваливают на своих гусеницах через каменный завал. Три причастия в одной фразе — это убиение языка. Все эти «преподносящий», «добывающий», «сосредоточивающийся» и так далее и тому подобное. Деепричастие все же легче, чем причастие. Иногда оно сообщает языку даже некоторую крылатость. Но злоупотребление им делает язык бескостным, мяукающим. Я считаю, что существительное требует только одного прилагательного, самого отобранного. Два прилагательных к одному существительному может позволить себе только гений.

Все абзацы и вся пунктуация должны быть сделаны правильно, но с точки зрения наибольшего воздействия текста на читателя, а не по мертвому катехизису. Особенно великолепен абзац. Он позволяет спокойно менять ритмы и часто, как вспышка молнии, открывает знакомое нам зрелище в совершенно неожиданном виде. Есть хорошие писатели, но они расставляют абзацы и знаки препинания кое-как. Поэтому, несмотря на высокое качество их прозы, на ней лежит муть спешки и небрежности. Такая проза бывала у Андрея Соболя да и у самого Куприна.

Линия в прозе должна быть проведена твердо и чисто, как на гравюре.
Вас запугали варианты «Любки Казак». Все эти варианты — прополка, вытягивание рассказа в одну нитку. И вот получается так, что между первым и последним вариантами такая же разница, как между засаленной оберточной бумагой и «Первой весной» Боттичелли.

— Действительно каторжная работа,— сказал я.— Двадцать
раз подумаешь, прежде чем решишься стать писателем.
— А главное,— сказал Бабель,— заключается в том, чтобы
во время этой каторжной работы не умертвить текст. Иначе вся
работа пойдет насмарку, превратится черт знает во что! Тут нужно
ходить как по канату. Да, так вот...— добавил он и помолчал.—
Следовало бы со всех нас взять клятву. В том, что никто никогда
не замарает свое дело.

Я ушел, но до утра не мог заснуть. Я лежал на террасе и смотрел, как какая-то сиреневая планета, пробив нежнейшим светом неизмеримое пространство неба, пыталась, то разгораясь, то угасая, приблизиться к земле. Но это ей так и не удалось."

Комментарии

Гениально!

За это сообщение сказали спасибо Александр Ганненко, Игорь Попов, Олег СМИРНОВ +3

Думаю, что поэты и художники не согласятся, потому, что творят на одном дыхании, в момент вспышки чувств и вдохновения - - - - - Пока горит свеча.......

ЖизньНеЧерновикЗавтраНеПеределаешь

Это у кого как получается :) кто-то может нарисовать портрет не отрывая карандаша от бумаги, а кому-то нужно строить чуть-ли не пространственную 3Д модель. Что интересно и у того и другова получается похоже. Результат один - пути разные. Причем второй, ну мне так кажется, более практичен. Потому-как вдохновение в момент вспышки, вещь хорошая, но малопрогнозируемая. Расценки же на текст , рисунок и т.д. не столь громадны, что-бы можно было ждать возникновения потребности в акте творения, спокойно проедая предшествующий гонорар. Возможно такой стиль работы и возможен у отдельных представителей племени резца, :) но тут наверно имя налагает отпечаток на размер гонорара :). Особенно если вспышки возникают с 09 00 до 17 00 каждый рабочий день за исключением общегосударственных и семейных праздников :)
В статье-же описан процесс "создания вдохновения", когда оно возникает уже в процессе работы, а не побуждает ее начать. Лично вот у меня обычно так и случалось :) , труднее всего было заставить себя начать (боязнь чистого листа бумаги, что-ли :) ) а там уже оно как-то катилось само собой ... Хотя были случаи, как сейчас вспомнил, когда побудительным мотивом начать работу был неуемный свербеж в руках, и идея (как правило не самая практичная и высокооплачиваемая :) ) в голове :)

Как то, давно, на Арбате подошли к такому, который одной линией. Как смогли сформулировали вопрос - Блин! Ну, как?!... Ответил- ребята, не бойтесь портить.

Есть такое мнение, что подобные умения возникают после определенного количества часов занятий. По крайней мере есть четкие данные с какого количества часов занятий на музыкальных инструментах возникает профессионализм во владении инструментом. С карандашом то-же самое, но кажется еще не проводили исследований по количеству часов. Главный то вопрос в том, что захочется перенести на бумагу? Чего оно там в голове зашевелилось? Что просится на бумагу? А вдохновение ... это когда четко знаешь КАК , даже лучше когда на уровне подсознания, когда не задумываешься куда поставить ногу, а просто танцуешь, когда резец удаляет лишнюю древесину, а не в правильной позиции срезает правильную стружку.

ребята, не бойтесь портить.

Я бы продолжил в этом духе: не бойтесь экспериментировать, сочетать и т. д и т. п.
Как-то по осени встретил на центральной площади райцентра бывшую замредактора районной газеты Галину Павловну Засухину. Она уже довольно давно на пенсии. но из редакции ушла сравнительно недавно. Слово за слово, она мне и говорит:
- Вот, ты на меня, наверное, обижаешься за старое?.. - Было дело, когда от моих многостраничных "портянок", приносимых поначалу в редакцию, она оставляла жалкие лохмотья, обкромсанные до неузнаваемости... Тогда возмущению моему не было предела, ведь ещё в школе хвалили мои сочинения, а тут! Фамилии своей под напечатанными опусами видеть не хотелось... Это не моё! Я этого не писал! Слава Богу, что у неё хватало терпения вчитываться в мои каракули, а у меня... как бы это правильнее выразить... Короче, сам старался менять стиль изложения, формулировки и т. д. и т. п. Со временем я стал замечать, что моя писанина подвергается правке всё меньше и меньше.
- Да что вы, Галина Павловна! Я вам очень благодарен! Учителем вас считаю своим! - И ответ мой был совершенно искренним. Стыдно вспоминать свои первые потуги на сочинительском поприще. А последний опус "Михалыч" в этой же районке предложили напечатать в нескольких номерах, чтобы не подвергать подрезке. Но что за этим стояло, каких только нюансов не возникало!

В статье-же описан процесс "создания вдохновения", когда оно возникает уже в процессе работы, а не побуждает ее начать

Вот тут мне кажется, вопрос из разряда: что первично, что вторично: курица - или яйцо?

За это сообщение сказали спасибо Игорь Попов +1

Задумал я тогда (2007-й или 2008-й г) цикл заметок про мастеров. В редакции одобрили. Написал первую про Юрия Михайловича Селякова и про его ремесло: плетение из корня сосны. (Этот материал и другие здесь выкладывал) Вторую напечатали, про Молчанова Александра Дмитриевича: бывшего военного разведчика, защитника блокадного Ленинграда, ставшего после войны домостроителем, плотником, столяром, пчеловодом, художником и прочее. И только замыслил третью - о Кузнецове Александре Ивановиче, который плетением из бересты с шести лет занимается (к слову, по сей день занимается. А ему в этом году 90-летний юбилей отметили!), как попал я в больницу. На циркулярке чуток правую руку подрихтовал по собственной оплошности... Какой-то казус потом вышел, иначе не скажешь. Привозит меня товарищ в больницу, а хирург мне и заявляет:
- Пиши заявление!
- Какое заявление?
- Что ты отказываешься от ампутации!
Как я напишу, если у меня большой и указательный пальцы правой руки в хлам?!
- Левой рукой пиши!
Написал...
Лежу в палате, мысли всякие гоняю... Про цикл заметок вспоминаю: наобещал с три короба, и что теперь? Тут и вспомнил хирурга с его заявлением... Попросил купить тетрадку ученическую, и как в школе начал выводить по несколько строчек каждую буковку, начиная с А. Только левой рукой. Потом дело до предложений дошло... И только я обрадовался собственным успехам, бац! Заболело правое плечо, да так, что без обезболивающего спать тогда не мог! Такая вот петрушка приключилась: писал левой рукой, а плечо заболело правое... Кое-как заметку домучил. Потом, кажется, ещё что-то в больнице сочинить до выписки успел, а уж перепечатывал на компьютере дома. Так что тут именно вдохновение побудило начать работу и сделать её. По крайней мере, заметку в редакции одобрили и в газете напечатали... Кстати, доктору тому тоже очень благодарен... и за пальцы сшитые, и за то, что он для подстраховки своей заявление заставил написать...

В статье-же описан процесс "создания вдохновения", когда оно возникает уже в процессе работы, а не побуждает ее начать Вот тут мне кажется, вопрос из разряда: что первично, что вторично: курица - или яйцо?

Если судить по своему опыту, или по рассказам знакомых, и литературе, бывает по разному. И так и этак, И даже от "волшебного пенделя" бывает :) Просто о "сошествии божественного вдохновения" столько уже было писано-переписано, то причину его в виде Пегаса изображали, то как понуждение к действию Музами, то удар по голове молота Тора (или такого не было :) )... Но все как-то по причинам не зависящим от наделяемого вдохновением...
А так, что-бы человек сам смог. Причем до этого не мог, и ни кто этому не учил... А тут получилось... Не многии смогли честно описать процесс. Когда ...изводятся сотни тон словесной руды... для добывания граммов поэзии слова. И человек творит что-то такое что до него не бывало. Вообще тут очень тонкая материя рассуждений о творчестве, рвется в какую сторону не потяни :) Другая крайность в пояснениях творческого процесса очень часто встречающаяся. Это когда предпочитают ссылаться на предшественников, на плечах которых стоять приходится, А мы мол, лишь жалкии подражатели титанов. Что то-же правда, но не полная. Даже подражание это все-же творческий процесс и создание нового, уже отличающегося от подражаемого, и это новое. а не копирование уже бывшего .
Но статья все-же не об этом а о технологии. Она как "библия программиста" например. Мануал по написанию текстов. Начинаем с этого, потом делаем это , затем поступаем так-то. Обрабатываем так-то, а если получается не так , то вот так. И получаем чего хотели. Просто алгоритм написания программы описан :) Программы создания текста.
А первопричина? Что заставило засесть за текст? Это за рамками статьи.
Мне вот кажется, первопричиной написания ваших заметок в больнице, был все-же "злодей" доктор, заставивший написать заявление :) Он был первичным толчком. От него все и пошло...
А технология написания возможно была какая-то другая. Программы разные бывают, для разных задач...

За это сообщение сказали спасибо Сергей Лукинский +1

Мне вот кажется, первопричиной написания ваших заметок в больнице, был все-же "злодей" доктор, заставивший написать заявление :) Он был первичным толчком. От него все и пошло...

Позволю себе не согласиться, потому как сюда можно включить "злодея" ротного в армии, а чуть раньше "злодеев" сержантов в учебке на берегу Плещеева озера, а ещё чуть раньше... Нет, доктор подсказал средство воплощения своего замысла, а толчком, мотивом послужил тогда в большей мере страх "опарафиниться" перед редакцией и теми мастерами, с которыми я познакомился...

За это сообщение сказали спасибо Игорь Попов +1

Когда ...изводятся сотни тон словесной руды... для добывания граммов поэзии слова. И человек творит что-то такое что до него не бывало. Вообще тут очень тонкая материя рассуждений о творчестве, рвется в какую сторону не потяни :) Другая крайность в пояснениях творческого процесса очень часто встречающаяся. Это когда предпочитают ссылаться на предшественников, на плечах которых стоять приходится, А мы мол, лишь жалкии подражатели титанов. Что то-же правда, но не полная. Даже подражание это все-же творческий процесс и создание нового

Работал одно время в той редакции районки один журналист молодой. Как мне нравились его материалы!!! И язык, и глубина... Но... ушёл, уехал... Тут как-то отыскал его страничку в Контакте.
Аватарка:

Последние посты, помещённые лет пять назад:
<Боже, помоги мне быть таким, каким считает меня моя собака>

Бердяев «Я и мир объектов. Опыт философии одиночества и общения» в Электронной библиотеке «Вторая литература»

Бердяев «О назначении человека» в Электронной библиотеке «Вторая литература»

Ну, и как флаг - закреплённая запись:
Я мог бы быть... Не знаю... Достоевским! Шопенгауэром! Я мог бы книги писать. Вместо этого стал каким-то блохоискателем. Сундуком. Весь век

Видимо, Юрик не выдержал этой "каторжной работы"...

За это сообщение сказали спасибо Игорь Попов +1

Хотя у него же на странице что-то вроде "газового баллончика" супротив некоторых обстоятельств...

О сочетании...
Наверное, многие из уважаемых мастеров часто вспоминают в своей деятельности басню Крылова про лебедя, рака и щуку. Когда сталкиваются жизненная необходимость повседневного заработка и воспроизведения, например, на экране компьютера какого-то давнего творческого замысла... Здесь вариаций великое множество. И возникает вопрос: а что важнее?
Иосиф Эпштейн с успехом использует отличный вариант сочетания в своих видеоуроках: и говорит, и показывает... Делал робкие попытки совмещения занятий с помощью диктофона на смартфоне и я во время изготовления деревянных безделушек. Записать какие-то интересные мысли, могущие помочь потом в изложении своих замыслов на бумаге, к примеру. Но пока, стоит включить диктофон,как в мыслях полный ступор... Наверное, это та самая "боязнь белого листа"...

К комментарию Игоря про вдохновение и расчёт добавлю цитату из книги скульптора А.С. Голубкиной "Несколько слов о ремесле скульптора":
"Говорят, что художнику надо учиться всю жизнь. Это правда. Но учиться не пропорциям, конструкции и прочим вещам, которые относятся к искусству так же, как грамотность к писательству, а другому, настоящему искусству, где главное уже не изучение, а понимание и открытия, большие или малые, воплощенные в образы или нет, — это все равно, но художники их знают и знают им цену… Чтобы перейти к этому настоящему искусству, надо хорошо изучить его ремесленную часть, которая очень проста, целиком поддается знанию и вычислению и преодолевается вниманием, усвоением порядка работы, сдержанностью и дисциплиной. Часто бывает, что даровитые люди приходят в отчаяние от своих работ, ясно видят, что сделано совершенно не то, не знают, как и когда утерян смысл работы и как выбраться опять на дорогу. Иногда даже и преподаватель не сможет указать ее, потому что миллион ошибок зацепились друг за друга, так что не осталось и точки отправления для корректуры. Тут уже надо ставить вопрос не о том, что надо делать, а чего не надо делать, чтобы не попадать в такие невылазные топи. Такая запутанность неминуемо должна произойти с тем, кто не разбирает, что чем достигается в скульптуре, кто простые арифметические решения старается взять чувством и, наоборот, то, что берется чувством, сушит старательным обдумыванием и расчетливым копированием. И чрез это такие прекрасные двигатели, как чувство и ум, бесплодно утомляются на не свойственной им работе.
Для твердой, определенной и сильной работы необходимо все подлежащее подсчету работать умом, сберегая свежесть чувства для той части работы, которая не поддается подсчету и которая есть самая ценная в искусстве.
".
Книгу горячо рекомендую к прочтению.

За это сообщение сказали спасибо Игорь Попов +1
или зарегистрируйтесь, если Вы хотите написать комментарий к этой статье