Стул- калека, или несколько слов о Венской мебели

дата публикации 22.11.2012 г. в 00:00
  • 6532 просмотра
  • 1 комментарий

Для тех, кто любит работать и головой и руками….

По всей видимости, этот стул состарился вместе со своими хозяевами, а когда их жизненный путь закончился, то новыми владельцами квартиры был вынесен приговор и ему - старому венскому стулу. И казалось, что судьба его была уже решена. Кому же нужен старый стул с продавленным сиденьем, выкрашенный ужасной половой краской, да еще и без одной ножки? Настоящий стул-калека, по-другому и не скажешь…



Но судьба распорядилась иначе, и вместо городской свалки он попал ко мне в мастерскую.



К этому времени у меня уже был накоплен довольно большой опыт по восстановлению старой мебели, в том числе и венской. Со временем стали накапливаться даже "запасные" части. И поэтому, даже видя стул в таком плачевном состоянии, у меня, практически, не было сомнений в том, что я справлюсь даже с таким "сложным случаем". К тому же, я уже хорошо знал, что скрывается под толстым слоем половой краски - древесина приятного розоватого цвета, которому неподвластно время. Это и есть бук. Его главными и единственными врагами являются людское невежество и шашель, жучок, живущий в древесине. Кстати, следы жучка - это верный признак того, что перед вами изделие старое, а не новодел…



Столица, некогда могущественной Австро-Венгерской империи, дала миру два названия, которые прочно вошли в нашу жизнь - "венский вальс" и "венский стул". Сейчас наш разговор о втором.





Начало массовому производству венской гнутой мебели положил в столице Австро-Венгрии, Вене, Михаил Тонет. Было это в середине XIX века. Наиболее известными производителями венской мебели стали две фирмы - "Братья Тонет" и "Яков и Iосиф Конъ". Кстати, фирма "Братья Тонет" была официальным Поставщиком Царского Двора России



Все это, имеется в виду массовое производство, стало возможным лишь после того, как был найден способ придавать, практически, любую форму заготовкам из бука под воздействием пара.



Самым удачным творением Михаила Тона стал стул под № 14. Именно от него и пошло название "венский стул" и представление о венской мебели вообще. Такой стул уже есть и в моей небольшой коллекции. Я приобрел его за 100 руб. во время одной из своих поездок по Тверской области и уже успел привести его в порядок. Всего же было разработано 22 модели стульев, а помимо стульев были созданы кресла-качалки, столы, диваны, кровати, колыбели, туалетные столики и целые мебельные гарнитуры, садовая, детская и игрушечная мебель.



Разработанные за первые 20 лет, эти модели оказались настолько совершенны, что, практически, не изменились до наших дней.





На моем же новом приобретении я, после того, как с внутренней стороны сиденья была убрана накопившаяся грязь, обнаружил клеймо №3. Но до этого мне пришлось склеить трещины, которые появились по вине того "умельца" пытавшегося врезать в сиденье дополнительную распорку для того, чтобы фанера не продавливалось. Видимо, это человек не знал о существование такого инструмента, как лобзик. Ведь значительно проще было выпилить новое сиденье их фанеры, чем вырезать дополнительные пазы в таком твердом дереве, как бук.



Эту проблему удалось решить с помощью струбцин и эпоксидного клея марки ЭДП, (смолы и отвердителя).



Дальше нужно было решать вопрос с циклеванием. Из опыта я знаю, что это единственный способ убрать с мебели старую краску. Разумеется, для этого было бы удобнее разобрать стул на составные части, ведь он изначально так и задумывался. Австрийский мебельный гений первым догадывается, что не столярные соединения, а винтовые позволят сделать мебель разборной, а это значит, что ее будет легче транспортировать на любые расстояния.



Но все дело в том, что со временем шурупы "пригорают" к древесине и нет никакой возможности вывернуть их, чтобы отсоединить различные детали. Поэтому в этом случае каждый из мастеров должен сам принять решение, по какому пути пойти: или оставить все как есть, или же пытаться отделить детали с риском того, что шурупы обломятся, и придется решать проблему удаления из древесины оставшихся в ней частей шурупов.



Что касается этой неприятной процедуры, то здесь есть два реальных способа. Первый - это примитивное выковыривание, что приводит к образованию на поверхности иногда довольно глубокой рытвины, которую впоследствии нужно будет зашпатлевать. Есть и другой способ. Нужно просверлить отверстие точно напротив обломившегося шурупа и пробоем выбить этот кусок из древесины. Получившиеся в результате отверстия можно заделать при помощи пробок из букового дерева, смазав их предварительно клеем, и потом обрезав заподлицо и отшлифовав. Очевидно, что в производственных условиях можно было бы попробовать решать эту проблему путем высверливания. Но сделать это дома, мне не представляется возможным.



С моим "новым" стулом я решил не экспериментировать и оставить все как есть, и отциклевал его при помощи кусочком разбитого стекла в собранном состоянии. А затем, нужно было решить самый сложный вопрос - что делать с утраченной ножкой. Ясно, что стул не может быть на трех ножках. Вместо четвертой ножки в производственном отверстии остался лишь ее кусок, который я удалил при помощи киянки и стамески.



Кстати, однажды прочность венского стула была продемонстрирована эффектным рекламным трюком: он был сброшен с Эйфелевой башни и не разбился. Но нашим людям, как говорится, Эйфелева башня не указ…



Подобрать точно такую ножку мне не удалось, поэтому я решил заменить сразу обе. У меня как раз оказались то же буковые ножки, но не такие "древние", хотя и вполне подходившие по стилистическому решению.



Последним этапом стало изготовление нового сиденья, так как старое, несмотря на попытку усовершенствовать традиционную конструкцию, пришло в полную негодность.



Вот так, спустя две недели трудоемкой, но интересной работы и в моей коллекции стульев появился новый экспонат.







Виктор Грибков-Майский

Член Союза журналистов России

Комментарии

Тест

или зарегистрируйтесь, если Вы хотите написать комментарий к этой статье